воскресенье, 1 июня 2014 г.

О визите в Коляда-театр


Есть у нас в городе такой особый Коляда-театр. Он известен на всю страну, срывает одну за другой престижные награды, а его основателя называют не иначе как "солнцем русской драматургии". Зная отзывы о нем, на "Слугу двух господ" я шел с некоторой опаской. Я еще шутил по поводу мест во втором ряду: дескать, забрызгать может. Боже, если бы я знал, что не шучу, сэкономил бы и время и деньги. Но обо всем по порядку.

Оговорюсь сразу: я не специалист по драматургии и режиссуре, к театру я причастен лишь тем, что на одном из этапов своей карьеры работал там инженером по световому оборудованию. Но я люблю театр, хоть и бываю там нечасто. И потому молчать сейчас мне сложно - я давно не чувствовал себя настолько оплеванным.

Сразу к делу - о том, как выглядело представление: на лавке сидят десять человек укутанных в полупрозрачные шали, под которыми угадываются майки-алкоголички, кеды и полосатые гольфы. С третьим звонком они затягивает “Ла-ла-ла”, берут в руки мухобойки и в такт пению колотят ими по полу. Все это сопровождается благим матом режиссера или исполнителя главной роли (уж не знаю, что вернее), который клеймит их лентяями и бездарями. Обязательно - поименно, тем самым представляя нам актерский состав.

Это продолжается минут 20 в разных вариациях. Я ожидаю, что это своего рода встряска для зрителя, что сейчас все закончится, и начнется, собственно, пьеса. Начинается. Без всяких переходов и смены декораций артист, заламывая руки, выдает монолог Труффальдино. Нарочито фальшиво и наигранно. Тем самым он задает тон остальной пьесе, потому что все играют точно так же: каждая речь доходит до кривлянья, игра скатываются в клоунаду, когда артисты то тянутся поковырять друг у друга в носу, то затевают потасовку.

В определенный момент кому-то из них это надоедает, и он кричит: “Дэн, Костя, достала эта итальянщина, давай что-то русское”, и вся труппа затягивает “Ой мороз-морооооз”. Так продолжается еще час - все те же кривлянья, все те же декорации. Затем раздается “Дэн, Костя, задрало и это, давай что-то современное”. Включается светомузыка в стиле дискотеки 80-х, и актерский состав начинает танцевать в соответствующем стиле.

Под конец сцену застилают целлофаном, выбегают люди с едой и начинают ею драться, размазывай по полу и стенам арбузы и апельсины. Когда еда заканчиваются, включается душ и действие превращается в своеобразное эротическое дэнс-фрик-шоу. Наконец, объявляют долгожданный антракт, и я бегу оттуда.

А теперь о том, что я хочу об этом сказать. Да, есть такая вещь как постмодернизм. “Это когда ты делаешь куклу куклы. И при этом сам - кукла”. Это когда все уже было, а всё что есть сейчас и будет в будущем - это повторение старого. А это значит, что не нужно ничего описывать или показывать - достаточно лишь обозначить его наличие. Говорить о постмодернизме можно долго, и я сейчас совершенно не хочу этого делать. Сказать я хочу лишь одно: одного этого слова - мало для того, чтобы называть искусством любую херню, которая приходит тебе в голову.

Даже характерная для этого культурного течения позиция отстраненного критика позволяет создавать интересные и красивые сюжеты, пародирующие классические истории. Это способ иначе взглянуть на них, провести неожиданные параллели - одним словом, это способ создать что-то новое!  

Но здесь... здесь не было ровным счетом ничего. Есть лишь обозначение классического сюжета, который выступает оправданием демонстрации собственных кривляний. И не более того.